00:56 

#FB - РПС-3

Мел@чь
Умение грамотно писать - как искусство кунг-фу: истинные мастера не используют его без необходимости
Пишет Гость:
31.01.2017 в 00:05


Ночи всем, аноны. Помните анона с тленом по коледди, который обещал, что "распишется после первой главы" и "дальше будет лучше"? Так вот.
Я врал.:facepalm:

Примечания: хронологически, третья часть идет после (запланированной) четвертой. Поэтому если в процессе чтения возникает вопрос "а штозанах тут вообще происходит?" - это нормально, так и должно быть.

На красной дорожке они не пересеклись: Редмэйн прибыл одним из первых, Колин тянул, сколько мог – словно заранее договаривались. Дальше риски, конечно, росли кратно, и оставалось верить разве что в хваленую ирландскую удачу (которая Фаррелла на протяжении всей его жизни регулярно подводила). Но при большом усердии с обеих стороны, у них все же получилось бы как-нибудь разминуться в просторных коридорах, барах и ресторанах Беверли Хилтон. Кроме того, Колин мог вообще не оставаться на афтепати. Веселиться ему совершенно не хотелось.

Церемония вручения тоже, по большому счету, к посещению не обязывала. Здраво оценивая свои шансы на победу, Фаррелл уже мысленно поздравлял Гослинга – все равно пришлось бы при личной встрече.

С другой стороны, чего Колину было опасаться? Неловкого рукопожатия? Чисто английской беседы о погоде? Пары вежливых, выхолощенных улыбок – из тех, что не отражаются в глазах?

Каких бы глупостей они с Эдди не наговорили друг другу в прошлом, всему этому суждено было в прошлом и остаться.

Атаку фотографов Фаррелл встретил достойно, во всеоружии: трезвым, в приличном костюме и с мамой под руку. Ни единой зацепки ребятам из желтой прессы - скучный, удручающе благоразумный, сдержанный во всех отношениях облик. Худшая в мире жертва для громкой передовицы.

Улыбаться только не получалось, мышцы лица сразу сводило, как под анестетиком.

- Все в порядке, дорогой? – осторожно уточнила мама, пока добирались к отелю через все пробки Калвер-сити.

За время долгого, очень долгого пути Колин почти убедил себя, что да, в порядке. В полном. В районе Оверленд-авеню он даже перестал барабанить пальцами по боковой двери, ненароком задевая костяшками стекло на каждом повороте.

Положа руку на сердце, никогда Фаррелл не был хорош в самоубеждении.

На официальной части церемонии их рассадили едва не в противоположные концы огромного, помпезно украшенного зала. Колин оценил еще от входа, и пока шел к своему месту все пытался не оглядываться, но получалось с переменным успехом. В основном нет. В какой-то момент появилась Лили, тоже с мамой, и после дежурного обмена любезностями стало очевидно, что настроение у нее тоже на нуле. На выяснении причин Колин не настаивал. В общем гомоне, постепенно нараставшем по мере прибытия новых гостей, ему упорно слышался низкий, чуть глуховатый голос с британским акцентом, отчетливо мелькала в толпе стильно уложенная макушка цвета потемневшей бронзы.

О, Колин знал эти симптомы…

Так невовремя и некстати, словно сама судьба противилась его тихой, лишенной всяких потрясений жизни.

На сцену Эдди вышел ближе к середине вечера, рука об руку с Честейн – для вручения очередной, всеми ожидаемой награды фильму-мюзиклу. Декольте струящегося бирюзового платья Джесс не оставляло никакого простора воображению – а жаль. Фаррелл с большим удовольствием спустил бы сейчас с поводка фантазию, сосредоточившись на ее стройной, ладной фигуре. Безвредное, безопасное увлечение.

Но фантазия несла его вместе с поводком совсем в другую сторону. И отпускать не понадобилось, и удержать не получилось.

А на афтепати, которую Колин зачем-то все же посетил, везение закончилось почти сразу: они столкнулись в ресторане, у столика с напитками, где Фаррелл мучительно выбирал коктейль для мамы, а Эдди, внезапно появившись из ниоткуда, с самым отстраненным видом медитировал над белым вермутом. И по одной только этой отстраненности, Колин понял: настало время неловких рукопожатий. Все неслучившееся на комик-коне снова зависло над ними дамокловым мечом, будто и не было месяцев деятельного отвлечения.

- Хороший выдался вечер, - разрушая хрупкую, зыбкую тишину, произнес Фаррелл – интуиция подсказывала, что диалог лучше начать самому. – Никаких неожиданностей.

Редмэйн порывисто обернулся к нему всем корпусом, чудом не залив вермутом костюм, и на какую-то долю секунды Колину показалось, что публичной сцены им не избежать: взгляд напротив резал как ножом. Но Эдди вдруг растянул губы в улыбке, сверкнув крупными белоснежными зубами, выдохнул полной грудью, как перед прыжком в воду. Худые, чуть узловатые пальцы сильнее сжали высокую ножку бокала.

- Да. Абсолютно.

- Отлично выглядишь, - заметил Колин, потому что это действительно было так – активный зимний отдых пошел Редмэйну на пользу, он даже держался теперь непринужденнее и раскованнее, чем прежде. – Еще на каникулах или опять с головой в работе?

- Ничего особенно интересного. То есть, ничего достойного обсуждения.

В зале царил мягкий золотистый полумрак, периодически разгоняемый фотовспышками, в углу, на возвышении, негромко импровизировал смешанный ансамбль. В сравнении с неоновым баром на цоколе, публика здесь была поспокойнее и постарше, велись оживленные дискуссии и вспоминались недавние светские выходы – обсуждать что-либо сквозь взрывные танцевальные ритмы было делом неблагодарным и бессмысленным. В бар спускались отрываться на полную катушку. Хотя представителей прессы хватало везде, расслабляться приходилось на свой страх и риск.

Взгляд у Эдди остался таким же недружелюбно-острым, настороженным и поразительно уязвимым, как в их последнюю встречу.

Будь на его месте кто угодно другой, Фаррелл сказал бы: ну хватит, приятель, какой смысл переживать из-за отказа одного-единственного (бывшего) алкоголика с тараканьим ранчо в голове, когда для полного счастья у тебя уже есть все. Когда целый мир лежит перед тобой, предлагая множество благополучных вариантов. У нас ни черта бы не получилось, и мы оба это знаем. Серьезного бы не получилось, а несерьезного с меня достаточно, перебесился.

«Кто угодно другой» давно бы ответил: а ведь ты прав, Колин.

- Вот и поговорили, - печально улыбнувшись, обозначил он – больше для самого себя, чем для Редмэйна. – Слушай, тогда, в Сан-Диего, я, может, не так выразился…

Эдди сухо, болезненно усмехнулся, прикрыл глаза свободной рукой и замотал головой.

- О, нет. Нет-нет-нет, - он вслепую шагнул назад, ссутулившись и шумно выдыхая в прижатую к лицу ладонь. – Только не надо… этого. Лучше уж делать вид, что…

Конец фразы потонул в заливистом хохоте какой-то совсем юной (и уже изрядно нетрезвой) модели, которую Редмэйн по неосторожности задел плечом, отступая прочь. И прежде чем он окончательно скрылся в толпе у сцены, Колин успел еще раз увидеть его улыбку. Имевшую теперь все черты мучительной гримасы.

И ни тени искреннего веселья.

Тихая, лишенная потрясений жизнь катилась ко всем демонам Преисподней, Колин ощущал это почти физически. Как никогда хотелось на воздух. Куда-нибудь в Северную Канаду, к суровой дикой природе, чтоб все дурные мысли разом выветрились из головы.

Но вместо Канады у Фаррелла случился неоновый бар на цоколе. Куда он совершенно точно не собирался заходить этим вечером.

- Все в порядке? – снова спросила мама, перед тем как сесть в такси.

Удивительно, но после стольких лет она все еще не разучилась ему доверять.

В баре Колин, как ни парадоксально, не выпил ни капли, зато принял с рук на руки у Гарфилда живую и дышащую причину своего внутреннего кризиса. «Причине» хватило четырех коктейлей на пустой желудок (со слов все того же Гарфилда), чтобы полностью утратить волю к сопротивлению. И весь яростный запал, и всю оскорбленную гордость.

- Тебе проветриться надо, - без обиняков заявил Фаррелл, плечом заталкивая Эдди в хромированную кабину лифта. – Могу поспорить, народ у входа будет ждать до победного. Выйдешь к ним сейчас – сильно пожалеешь утром.

- Не скажу, что я против сильно пожалеть утром.
Это было смело и прямо. Слишком смело и слишком прямо. Слишком откровенно для отношений, балансировавших на тонкой грани между нежной, опекающей дружбой и обсессией. Ладонь оказалась на кнопке «стоп» быстрее, чем Колин успел как следует обдумать свои действия.

- Мне плевать, даже если тут камеры, - продолжал Редмэйн, нервно облизнув губы. – Правда, плевать.

- Само собой.

- Знаю, звучит как пьяный бред…

- Звучит, - не стал спорить Колин. – Но во мне-то всего полбокала шампанского. Чем прикажешь потом оправдываться?

Гипотетические камеры фиксировали его руку на чужой спине. Мягкую, пока еще совсем невинную ласку.

- Понимаешь, худшее, что обо мне теперь вообще могут сказать – «он опять взялся за старое». А по тебе пройдутся безжалостно, если вдруг что-то всплывет, - понизив голос до вкрадчивого шепота, произнес Фаррелл.

Дистанция становилась меньше, намерения теряли последние намеки на благородство.

Взгляд Редмэйна постепенно стекленел, но совсем, совсем не от ужаса.

URL комментария

@темы: свечку не держали, няшки и кавайки, беги, Эдди, беги, Фантастические твари (не те, что в минздраве), В закат на розовом танке (с), Potterface

URL
Комментарии
2017-01-31 в 19:14 

Дочь профессора Баринова
Удивительно, сколько полезных предметов можно извлечь из такой бессмысленной вещи, как самолет.
Каких бы глупостей они с Эдди не наговорили друг другу в прошлом

... треде - закончила я цитату мысленно и поняла, что конченая.

А вообще автор прям по сердцу вот этим всем, и Колин очень живой чорт мне все больше и больше нравится Колин доктор что со мной

2017-01-31 в 21:39 

Мел@чь
Умение грамотно писать - как искусство кунг-фу: истинные мастера не используют его без необходимости
Дочь профессора Баринова, ... треде - закончила я цитату мысленно и поняла, что конченая.
:lol::lol::lol: Помнится, кричалка была на первой странице, где Колин знал, кто что делал в прошлом треде.
А вообще автор прям по сердцу вот этим всем
Внезапно это оказался на редкость тленный пейринг. Вот правда, кто бы мог подумать.
Мы на днях раскуривали по коледди идею большого текста, в котором суть сводилась примерно к тому, что их обоих пригласили сниматься в фильме-комедии (даже примерное саммари для этой комедии набросали), и вокруг этого все завертелось. Но подозреваем, что и там грусть-печаль откуда-нибудь вылезет.
чорт мне все больше и больше нравится Колин доктор что со мной
На аппендицит не похоже. За перелом, вроде, тоже данных нет :thnk: Не наш профиль :gigi:
Это к смежному специалисту. Занимайте очередь. За нами будете

URL
2017-01-31 в 21:47 

Дочь профессора Баринова
Удивительно, сколько полезных предметов можно извлечь из такой бессмысленной вещи, как самолет.
У меня был вариант колледи - продолжение темы "Колин следит за Эдди для Ханны", в стиле "Кто там вокруг него крутится, Колин, отвлеки его чем-нибудь...." Дальше Колин отвлекал как умел что-нибудь у Колина ничо так мы же знаем оба втягивались и все заканчивалось сообщениями Колина "Ханна, тут такие дела... в общем все сложно... мы через пару недель дней приедем и все тебе объясним... у него реально веснушки на животе ты знала да?"

2017-01-31 в 21:57 

Мел@чь
Умение грамотно писать - как искусство кунг-фу: истинные мастера не используют его без необходимости
Дочь профессора Баринова, У меня был вариант колледи - продолжение темы "Колин следит за Эдди для Ханны", в стиле "Кто там вокруг него крутится, Колин, отвлеки его чем-нибудь...."
Гарфилд! Это все Гарфилд! Как вариант, Ханна тоже увидела декольте Джессики Честейн (в телике), и оно ей сильно не понравилось. Поделиться мужиком с другим мужиком всяко проще, чем совсем уступать другой бабе
А вообще мы хотим это почитать! Пишите, пишите)

URL
2017-01-31 в 22:02 

Дочь профессора Баринова
Удивительно, сколько полезных предметов можно извлечь из такой бессмысленной вещи, как самолет.
Мы на днях раскуривали по коледди идею большого текста, в котором суть сводилась примерно к тому, что их обоих пригласили сниматься в фильме-комедии (даже примерное саммари для этой комедии набросали), и вокруг этого все завертелось.

вы тоже пишите)) ждем)) и еще Птицу ждем так ждем что кушать не можем

2017-01-31 в 22:08 

Мел@чь
Умение грамотно писать - как искусство кунг-фу: истинные мастера не используют его без необходимости
Дочь профессора Баринова, и еще Птицу ждем так ждем что кушать не можем
Над "Птицей" страдаем как раз сейчас. Очередной сюжетоопределяющий фрагмент, пытаемся сделать так, чтоб к финалу у читателей оказалось достаточно подсказок и обоснуев, и при этом в тексте сохранилась хоть какая-то интрига. Это трудно :weep3:
Пришлось список набросать, чтоб ничего не забыть.

URL
2017-01-31 в 22:12 

Дочь профессора Баринова
Удивительно, сколько полезных предметов можно извлечь из такой бессмысленной вещи, как самолет.
Это трудно

Мысленно с вами!! :heart::heart::heart:

2017-01-31 в 22:19 

Дочь профессора Баринова
Удивительно, сколько полезных предметов можно извлечь из такой бессмысленной вещи, как самолет.
Поделиться мужиком с другим мужиком всяко проще, чем совсем уступать другой бабе
Колин: Ханна. Я могу отвлечь. Ценой своей... кароч, могу. Но ты же понимаешь, чем все кончится. Я тоже живой человек. У тебя очень красивый муж.
Ханна: Колин Фаррелл, не приближайся к моему мужу!
Колин: Да блин. Вас, Редмэйнов, не поймешь ему нравится тебе не нравится. Ок, я ухожу, но учти - его прижимает в угол Джессика. Ты видела ее декольте? Нет? Держи фото.
Ханна: Колин ... Чорт... Сделай что-нибудь... Кто-там еще рядом?
Колин: Гарфилд. Попросить его?
Ханна: Нет!
Колин: Так что? Джессика все еще тут. О, она прекрасна! Она великолепна! Такое декольте...
Ханна: Хорошо, хорошо, я согласна! Лучше ты, чем...
Колин: Так я иду? Все ок? Без обид?
Ханна: Иди, Колин_чортов_Фаррелл, но учти - я ничего не хочу об этом знать.
Колин: Йес Йес Йес!!! Все ради сохранения вашей семьи, ты же знаешь!!

Все это время Эдди Редмэйн пил коктейли в углу в полном одиночестве.

2017-01-31 в 22:32 

Мел@чь
Умение грамотно писать - как искусство кунг-фу: истинные мастера не используют его без необходимости
Дочь профессора Баринова, Колин: Гарфилд. Попросить его?
Ханна: Нет!

:lol:Коварный Гарфилд, особенно в комплекте с коварным Дорнаном - это комбо, которое еще хуже Джессики:lol:
Все это время Эдди Редмэйн пил коктейли в углу в полном одиночестве.
А Колин понимает толк в коварстве :smirk:

URL
2017-01-31 в 22:34 

Дочь профессора Баринова
Удивительно, сколько полезных предметов можно извлечь из такой бессмысленной вещи, как самолет.
А Колин понимает толк в коварстве

У Колина просто целеполагание хорошее. Подойдет к Эдди, скажет: "Поехали ко мне, одно там кино снимем посмотрим"

   

Хоромы с протекающей крышей

главная